Валютный паритет

Валютный паритет

Соотношение между двумя национальными валютами, установленное в законодательном порядке и являющееся основой валютного курса, называется валютным паритетом.

Практически все аналитики расценивают введение общей европейской валюты, как одно из важнейших событий в международных валютных отношениях после отмены Бреттон-Вудской системы. Например, авторы специального доклада, подготовленного Международным валютным фондом, заранее провозгласили, что с учреждением ЭВС (Экономический и Валютный Союз) евро должна стать второй по важности валютой официальных резервов в мире, а ЕЦБ займет свое место как наднациональная структура по руководству межгосударственной валютой. Многие даже предполагают, что рождение нового сверхмощного субъекта мировой экономики, каким хотят сделать ЭВС его архитекторы, повлечет за собой экономический передел мира. Элен Рей, аналитик из лондонского Центра экономических исследований, в связи с этим замечает: «Рядовые европейцы, в самом деле, поглощены преимущественно проблемами практического использования новой валюты. Но некоторые европейские политики и экономисты (особенно во Франции) видят ЭВС как наилучший шанс ослабить гегемонию доллара в международной валютной системе». Насколько оправданы эти амбиции, можно будет судить лишь по прошествии нескольких лет.

Хотя целый ряд этих и других вопросов пока остаются нерешенными, в общей тональности оценок преобладают оптимистические ноты. Так, эксперты МВФ полагают, что, несмотря на имеющиеся политические, культурные и экономические проблемы, евро имеет достаточный потенциал, чтобы преобразить европейский и международный финансовые рынки и трансформировать существующую многостороннюю валютную систему в трехполярную или даже двухполярную. В настоящее время, по их мнению, похоже, что евро будет играть более значительную роль в международной торговле, частных инвестициях и официальных резервах.

Не нужно быть специалистом по экономической истории, чтобы придти к выводу о том, что международное валютное превосходство приносит существенные политические выгоды. Достаточно посмотреть на послевоенный опыт Америки.

Доминирующая держава всегда лучше защищена от внешних влияний при формулировании и проведении в жизнь финансовой политики. Она также способна осуществлять свои внешнеполитические задачи с меньшими затратами, равно как и оказывать значительное влияние на другие страны. Помимо этого, имеются и чисто экономические выгоды. Страна, валюта которой имеет международный статус, т.е. в значительном количестве сосредоточена в руках иностранцев, получает эмиссионный доход в виде разницы между номинальной стоимостью денежных знаков и фактическими издержками их изготовления. Так, по расчетам Deutsche Bank порядка 50-60% находящихся в обращении наличных долларов США и 30-40% немецких марок сосредоточено за пределами страны их происхождения.

В целом, доходы Соединенных Штатов от международного спроса на доллары достигают 0,1% ВВП. Специалисты из Deutsche Bank считают, что эмиссия евро принесла прибыль в размере 0,05% совокупного ВВП стран ЕС (или 4 млрд. евро). Статус доллара как международной валюты и повышенный спрос на него занижают реальную доходность при размещении инструментов, обслуживающих государственный долг США. Таким образом, любое изменение баланса сил в международной валютной системе может означать политические и экономические выгоды для Европы и ущерб для США.

В настоящее время Европа играет одну из ключевых ролей в мировой экономике.

Так, Евроленд — территория государств, входящих в ЕЭС и принявших введение евро — имеет несколько большее население и немногим меньший объем ВВП, чем США. Экспорт товаров Еврозоной (без учета торговли внутри ЭВС) значительно превышает соответствующий показатель Соединенных Штатов. Однако наличие границ между отдельными странами, национальных валют, не считая различий в налоговом и трудовом законодательстве, до сих пор лишало европейские фирмы тех конкурентных преимуществ, которыми обладают компании, действующие на крупных интегрированных внутренних рынках США или Японии.

Роль новой валюты в международной финансовой системе будет основана в будущем на стабильности и силе евро против доллара и иены и определяться долей евро в официальных и частных инвестиционных портфелях, международных финансовых транзакциях и торговых потоках. После введения евро торговля между 11 странами ЭВС не требует больше операций купли-продажи валюты.

Контракты между компаниями разных стран теперь не связаны с валютными рисками. Более того, поскольку цены определяются в одной и той же валюте во всех 11 государствах, европейским фирмам стало легче покупать товары, сделанные в других странах Евроленда. Поэтому внутренняя торговля в ЭВС будет расти опережающими темпами по сравнению с внешней. Кроме того, поскольку страны Еврозоны становятся гораздо более сплоченными в экономическом плане, их политическое руководство будет менее озабочено флуктуациями обменных курсов евро, чем правительства отдельных стран — курсами своих прежних национальных валют. Иными словами, подход к политике обменных курсов стал более похож на американский, что способствует снижению курса евро.

Можно утверждать, что обменный курс доллара к евро не претерпит больших изменений в 2000 г

., пока не произойдет крупных перемен в мировом балансе официальных и частных долларовых активов.

Доллар в течение многих лет являлся доминирующей резервной валютой, в которой другие страны по всему свету предпочитали держать свои валютные резервы. На конец 1997 г

.57% всех официальных резервов иностранной валюты в мире приходилось на доллар. Немецкая марка занимала лишь 12,8%, французский франк — 1,2%, а японская иена — 4,9%. Однако при этом центральные банки Евроленда имели валютных резервов на $ 300 млрд. После введения общей валюты они, начали сокращать свои резервы в иностранных валютах. Поскольку торговля внутри зоны производится в евро, отпадет потребность поддерживать ее с помощью накопления резервов иностранных валют. Различные расчеты определяют объем «избыточных» резервов в странах ЭВС в диапазоне от $ 50 млрд. до $ 230 млрд. Рыночные оценки экспертов МВФ, которые базируются преимущественно на величине торговых потоков, указывают, что европейцами может быть продано до $ 50 млрд. Однако, величина и предполагаемая структура резервов в ЭВС будет определяться в большей степени направлением движения потоков капитала и политикой обменного курса ЕЦБ, чем торговыми потоками. Более того, если прежняя линия поведения основных центральных банков может служить ориентиром в этом вопросе, то ЕЦБ вряд ли будет продавать долларовые резервы в ближайшее время. Поскольку цифра «избыточных» резервов незначительна по сравнению с общим объемом международных активов и обязательств США, понижающее давление на обменный курс доллара к евро вследствие продажи долларовых резервов в любом случае будет слабым.

Значение евро как резервной валюты в значительной мере будет зависеть от политики центральных банков азиатских стран. Пока они владеют более чем 40% официальных валютных резервов мира (преимущественно в долларах). Во многом это является следствием того, что до кризиса 1997 г. многие азиатские валюты были привязаны к доллару, но также и из-за отсутствия до сих пор достаточно привлекательной альтернативы. Даже несмотря на то, что сейчас невозможно предугадать политику обменных курсов стран Азии в будущем, очевидно, что окончание жесткой привязки к доллару откроет более широкую перспективу для использования евро в качестве резервной валюты. Многие аналитики предполагают, что азиатские государства будут аккумулировать значительные объемы резервов в евро для оптимизации прибыли, диверсификации рисков и стабилизации обменных курсов. В этом случае доля евро может составить 25-30% мировых валютных резервов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *